Главная / Интервью / Андрей Молочный: серьезный комик и тайный философ

Андрей Молочный: серьезный комик и тайный философ

16 февраля, 2013

С мастерами разговорного жанра общаться нелегко. Уставая от диалогов в своей профессии, они неохотно идут на откровенность. Но есть темы, которые способны пробудить интерес и у такого серьезного комика как Андрей Молочный – друзья, КВН и советский кинематограф. Даже из этого малого понятно, что философского потенциала нашего собеседника хватило бы на куда большее.

Андрей МолочныйАндрей, в какие моменты жизни вы сам себе кажетесь смешным?

Сложный вопрос… Отвечая на него, сразу вспоминается Москва. Там моя популярность и узнаваемость намного больше, чем в Киеве. Часто замечал, что, когда просто иду по улице, ничего не делаю, люди видят меня и начинают улыбаться. В такие моменты понимаю, что я смешной. Понятно, что хожу я как все обычные люди, но тот багаж образов, номеров, который тянется за «Дуэтом имени Чехова», вызывает позитивные эмоции. Наверное, это хорошо.

Чей стиль юмора вам ближе, Юрия Никулина или Саши Барона Коэна например?

В таких случаях всегда тяжело сравнивать. Лично на мне лежит отпечаток огромного количества людей – глубоких артистов эпохи СССР. Их юмор, мастерство я впитал еще ребенком. Сложно кого-то выделить одного, дабы не обидеть ничью память. У меня никогда не было кумиров, я не стараюсь кому-то подражать, но какие-то вещи заставляют задуматься. Например, работы Андрея Миронова. Он был универсальным артистом, у которого получались и комедийные роли, и драматические.

Есть и старшее поколение юмористов – Жванецкий, Хазанов, Задорнов. Им в свое время было сложнее шутить, чем нам. Не просто сложно, а опасно. Это сейчас можно говорить практически все, хотя в России уже действует закон, запрещающий упоминание определенных слов и частей тела. В СССР юмор был иносказательный, он заставлял думать. Возьмите того же Аркадия Райкина.

В «Дуэте имени Чехова» есть своя личная цензура, табу на предметы шуток?

Понимаете, такие вещи – это вопрос внутренней культуры, воспитания. Если ты в обычной жизни, в разговоре о чем-то никогда не будешь шутить, то ты и не затрагиваешь эту тему на сцене. О любом номере нашего дуэта можно сказать, что, прежде, чем произнести определенные слова перед зрителем, они (слова) были взвешены и хорошо обдуманы. Да и номеров уже написано больше тысячи, не за всем уследишь и не все вспомнишь… У меня экономическое образование, очень люблю считать, таблички составлять. Поэтому раньше записывал, сколько номеров сделано, сколько написано. Но когда их количество перевалило за тысячу, бросил. Слишком много всего стало.

В Украине политики составляют мощную конкуренцию юмористам. Как вы считаете, с этим нужно как-то бороться?

Наша страна относительно недавно пережила очередные выборы, волну безумной агитации… Не знаю как другие люди, но я от этого сильно устал. Может, прозвучит жестко, но я считаю, что право голоса должно быть не у каждого. У нас основной электорат – бабушки. При всем моем уважении, но как они могут разобраться во всех подводных течениях нашей власти? Как наркоман на зоне может из-под палки надзирателя принимать судьбоносные решения для государства? Я практически не смотрю телевизор, но иногда что-то улавливаю. И тоже удивляюсь, кто смотрит эти навязчивые политические ток-шоу? Неужели есть люди, которым до сих пор это интересно?

Никогда не жалели, что ваш юмор аполитичен? Некоторые на этом себе сделали имя и деньги?

Знаете, я могу с полной ответственностью заявить, что в свое время о политике остро начали шутить именно мы. Да, «Квартал» тогда уже существовал, но еще не делал свои программы. Чтобы не быть голословным, напомню о нашем старом пародийном номере, где политики

играют в карты. Его люди до сих пор смотрят. И здесь произошло обычное дело, одни ребята испугались конкуренции других. Потому что наш формат подразумевает в год по 50 эфиров, а их по 7. Просто со временем мы эту тему пережили и давно выплюнули, перестав считать ее интересной. Политика – очень неудобный материал для юмора. В нашей стране все так быстро меняется. А пока ты номер напишешь, снимешь, покажешь, он просто может стать неактуальным. Аполитичные номера, над которыми люди смеются долгие годы, − это долгосрочная инвестиция.

Если для философа истина в вине, то в чем она для юмориста, лично для вас?

Для меня истина не содержится в каком-то напитке или блюде. Она – в мироощущении, в осознании того, что ты занимаешься своим делом и получаешь от этого удовольствие. Понятно, что выступлениями мы зарабатываем деньги, но это не должно стоять на первом месте, иначе зритель на тонком уровне всё почувствует, уйдет с концерта недовольным и больше на него никогда не придет. Ты должен сам получать удовольствие от того, что делаешь. И волна твоего удовольствия пойдет в зал, создаст настроение, которое невозможно передать словами.

Какое сочетание, не задумываясь, выберете: молоко и мед, молоко и водка, молоко и селедка?

Молоко и мед (Смеется). Я очень люблю это сочетание. Часто пью молоко с медом, помогает уснуть.

Вам и по темпераменту такой напиток очень подходит.

Да, видимо. Я часто сталкивался с ситуацией, когда люди удивлялись, что в разговоре я не сыплю бесконечно шутками, а веду себя вполне прилично. Это принцип накапливания энергии срабатывает.

Если не ходить вокруг да около, то, что резиденты Comedy Club пьют после выступлений?

Я, к сожалению, редко бываю на after party после съемок или концертов. В нашем дуэте Антон больше специалист в этих делах. Я столько энергии отдаю на сцене, что предпочитаю после выступления сесть в такси, приехать в гостиницу и лечь спать. Да, ребята могут выпить, но делают это чисто символически. Зачастую выбирают коньяк, реже – виски. У нас такая работа, что много выпить себе не позволишь. Представьте, если бы на каждом частном мероприятии мы бы садились за стол, здоровья бы уже не было. С алкоголем нужно держать себя в строгой форме.

Вопросы задавала: Анастасия Герасимова
Фото: предоставлены пресс-службой

Метки: , ,

Новости партнеров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *