Главная / Top / Индейцы майя и их не апокалипсическое пиршество

Индейцы майя и их не апокалипсическое пиршество

14 декабря, 2012

Самое время вспомнить культуру уникальной цивилизации майя с другой стороны – кулинарной. Не рискнем утверждать, что, например, напиток из кукурузы, перца и какао до конца света должен попробовать каждый, но узнать о существовании такового время еще есть.

Мигель Анхель АстуриасМигель Анхель Астуриас, «Маисовые люди» (1949 г.)

«…Матери с детьми и мужчины с женщинами. Свет и тепло очагов. Женщины подальше, на свету, и поближе, в тени. Мужчины поближе к свету и подальше, в тени. Все – в бурной пляске огня, в боевом пламени, от которого заплачут и колючки.

Те, кто стоял при блюдах с перцем, поливали перечной кровью миски рыжего варева, в котором плавали половинки колючек, неочищенных, плодов гуискиля, жирное мясо, плоды пакая, разваренная картошка, завитые раковиной древесные тыквы, стручки бобов, корень чайоте, все на славу приперченное, подсоленное, сдобренное томатом и чесноком. Сбрызгивали красным перцем и мисочки риса, и суп из курицы – из семи, из девяти белых кур. А женщины, колченогие от сидения на корточках, снимали с раскаленных жаровен маисовые лепешки с мясом, завернутые в лист банана, скрепленный веткой, и отгибали этот лист в двух или трех местах. Другие, разносившие лепешки, потели, словно на солнце – так пышет жаром от теста и от ярко‑красной начинки, из‑за которой трудно есть лепешку, пока не оближешь пальцы – потому что едят ее руками – и не сдружишься с соседом. Гости чувствуют себя просто, без зазрения совести откусывают от чужой лепешки или просят еще. Простодушные индейцы Илома просили шнырявших мимо женщин, пытаясь при этом их пощупать, хотя те и шлепали их по руке: «Дай‑ка мне лепешечку!» Лепешки были на любой вкус: огромные, красные – с перцем, черные – с индюшатиной; сладкие – с миндалем; украшенные пучками белых маисовых листьев, розовыми цветочками, петушьими гребешками, колючими веточками, свистульками, цветами тыквы; лепешки с анисом и с бобами, нежными, как молодой початок. «Дай‑ка лепешечку, красотка!» Женщины и для себя пекли лепешки на разведенном молоке, разукрашивая их и посыпая чем‑то пахучим. Стряпухи отирали лоб тыльной стороной ладони, а другой рукой сморкались, потому что от дыма у них свербело в носу. Те, кто стоял при жарком, обоняли дивный запах нежирного оленьего мяса с горьким апельсином, солью и солнцем. В огне олень словно оживает, шевелится. Были и другие угощения: жареная тыква, юкка с сыром, плоды рабо под соусом, сладкие как мед. Варево из помидоров, перца и тыквы. Чилате – напиток из маиса, перца и какао, такой вкусный, что, выпив его, люди запрокидывали тыкву, и казалось, что они в маске. Подносили и атол – маисовый напиток, кисловатый и красноватый. И пахнущий молодым маисом атол с творожной сывороткой, и атол из дробленых зерен. Политые кипящим маслом простые лепешки и жаренные целиком бананы, которые ели женщины, трещавшие, как сороки, над рисом в молоке, посыпанным корицей, над сладкими сливами и плодами койоля в меду.

По тыквам разлили сладкий напиток, благоухающий маисом и какао, и такой горячий, что сосуд нельзя взять рукой. В чашки налили розовой воды, в чашечки – кофе, в рюмочки – чичу, в тыковки – водку, и рты могли в свою волю поговорить и пожевать».

Метки: , ,

Новости партнеров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *