Главная / Top / Масленица: как это было когда-то давно?

Масленица: как это было когда-то давно?

21 февраля, 2012

О таком описании празднования Масленицы можно только мечтать! И.С. Шмелев, русский писатель, публицист и философ, самобытно передал ярчайшие грани народного веселья и подготовки к нему. Действие происходит в конце XIX века, поэтому повстречаете много непонятных слов. К сожалению, «суши» в последнее время стали роднее «визиги». Но сейчас не об этом…

Александр Брусилов, "Масленица"

И.С. Шмелев роман «Лето Господне», часть «Праздники», глава «Масленица» (1927-1931 г.)

Масленица… Я и теперь еще чувствую это слово,  как чувствовал его в детстве: яркие пятна, звоны − вызывает оно во мне; пылающие печи, синеватые волны чада в довольном гуле набравшегося люда, ухабистую снежную дорогу, уже замаслившуюся на  солнце,  с ныряющими по ней веселыми санями, с веселыми конями в розанах, в колокольцах и бубенцах, с игривыми переборами гармоньи.

…Я сижу на кожаном диване в кабинете. Отец, под  зеленой лампой, стучит на счетах. Василь-Василич Косой стреляет от двери глазом.

— А нащот масленой чего прикажете? Муки давеча привезли робятам…

— Сколько у нас харчится?

— Да… плотников сорок робят подались домой, на маслену… − поокивает Василь-Василич,  − володимерцы,  на кулачки  биться, блины  вытряхать,  сами знаете наш обычай!.. − вздыхает, посмеиваясь, Косой.

—  Народ  попридерживай,  весна…  как тараканы поразбегутся. Человек шестьдесят есть?

— Робят-то шестьдесят четыре. Севрюжины соленой надо бы…

— Возьмешь. У Жирнова как?..

— Паркетчики, народ капризный! Белужины им купили да по селедке…

— Тож и нашим.  Трои блинов,  с пятницы зачинать. Блинов  вволю давай. Масли жирней. На припек серого снетка, ко щам головизны дашь.

— А  нащот  винца, как  прикажете?  −  ласково  говорит Косой,  вежливо прикрывая рот.

— К блинам по шкалику.

— Будто бы и маловато-с?.. Для прощеного… проститься, как говорится.

— Знаю твое прощанье!..

— Заговеюсь, до самой Пасхи ни капли в рот.

— Два ведра − будет?

— И довольно-с! − прикинув,  весело говорит  Косой. −  Заслужут-с, наше дело при воде, чижолое-с.

Отец отдает распоряжения. У Титова, от Москворецкого, для  стола – икры свежей, троечной, и ершей к ухе.  Вязиги  у  Колганова  взять, у  него же и судаков с икрой, и  наваги архангельской, семивершковой. В Зарядье – снетка белозерского, мытого. У Васьки Егорова из садка стерлядок…

—  Преосвященный  у меня на  блинах будет  в  пятницу!  Скажешь  Ваське Егорову, налимов  мерных  пару  для  навару дал чтобы, и плес сомовий. У Палтусова икры для кальи, с отонкой, пожирней, из отстоя…

—  П-маю-ссс… − вторит Косой,  и в горле у него хлюпает. Хлюпает и  у меня, с гулянья.

— В Охотном у Трофимова − сигов пару, порозовей. Белорыбицу сам выберу, заеду. К ботвинье свежих огурцов. У Егорова в Охотном. Понял?

— П-маю-ссс… Лещика еще, может?.. Его первосвященство, сказывали?..

— Обязательно, леща! Очень преосвященный уважает. Для заливных и по расстегаям − Гараньку из Митриева трактира…

Масленица в развале.  Такое солнце, что разогрело  лужи. Сараи блестят сосульками. Идут парни с веселыми связками шаров, гудят шарманки. Фабричные, внавалку, катаются на извозчиках с  гармоньей.  Мальчишки «в блина  играют»: руки назад, блин в зубы, пытаются друг у друга зубами вырвать − не выронить, весело бьются мордами.

Просторная  мастерская,  откуда  вынесены станки  и  ведерки с краской, блестит столами: столы поструганы, для блинов. Плотники, пильщики, водоливы, кровелыцики, маляры, десятники, ездоки  − в рубахах распояской,с намасленными головами, едят блины.  Широкая  печь пылает.  Две стряпухи  не поспевают  печь.  На  сковородках,  с  тарелку,  «черные»  блины  пекутся  и гречневые, румяные, кладутся в стопки, и ловкий десятник Прошин, с серьгой в ухе,  шлепает их об стол,  словно дает по плеши. Слышится сочно − ляпп! Всем по череду: ляп… ляп… ляпп!.. Пар  идет от блинов винтами. Я смотрю от двери, как складывают их в четверку, макают в горячее масло  в мисках и чавкают. Пар валит изо ртов, с голов. Дымится от красных чашек со  щами с головизной, от баб-стряпух, со сбившимися  алыми платками, от их распаленных лиц, от масленых  красных рук, по  которым,  сияя,  бегают желтые язычки  от печки. Синеет чадом под потолком. Стоит благодатный гул: довольны.

— Бабочки, подпекай… с припечком  − со снеточном!..

Кадушки  с опарой дышат, льется-шипит по сковородкам, вспухает пузырями. Пахнет опарным духом, горелым маслом,  ситцами  от  рубах,  жилым.  Все  чаще  роздыхи, передышки, вздохи.  Кое-кто  пошабашил, селедочную  головку гложет.  Из медного куба − паром, до потолка.

— Ну,  как, робятки?.. −  кричит  заглянувший  Василь-Василич, − все гоуели? − заглядывает  в  квашни.  − Подпекай-подпекай, Матреш…  не  жалей подмазки, дадим замазки!..

Метки:

Новости партнеров

1 комментарий

Комментарии: Масленица: как это было когда-то давно?

  • coctelam
    Февраль 23, 2012 at 6:54 дп

    да уж, вот бы всех упомянутх рыбок отведать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *