Главная / Интервью / Георгий Делиев: «Мне интересны идеи и партнеры, которые вызывают у меня душевный резонанс»

Георгий Делиев: «Мне интересны идеи и партнеры, которые вызывают у меня душевный резонанс»

23 апреля, 2011

Георгий Делиев – очень приятный собеседник. Только больше говорит о других, а о себе – так, немного и с неохотой. Но кое-что о его предпочтениях и интересах нам все-таки удалось выяснить…
Георгий Делиев – очень приятный собеседник.
Георгий, в чем секрет такого плодотворного долголетия Театра «Маски-шоу»?

Секрет уже потому и секрет, что о нем знают только те, кто в нем участвует. Но, на самом деле, не знаю. В жизни ведь, помимо каких-то рецептов и правил, происходит что-то само собой. Элемент случайности, Божьего проведения играет немаловажную роль.

Идея перейти от телефильмов «Маски-шоу» к театральным постановкам принадлежит вам?

Барскому, конечно! Спектакли «Дон Жуан», «Ромео и Джульетта», «Отелло», «Орфей и Эвридика» происходят по традиционной схеме драматического театра. То есть, пишется пьеса, с той лишь только разницей, что Барский пишет сугубо для нашего театра. Так как Шекспир сочинял когда-то для своего «Глобуса». Он сочинял и, наверняка, и в планах не держал, что огромное количество пьес переживут самого Шекспира, что его произведения будут как хорошее выдержанное вино, которое с возрастом только набирает силу. Барский каждого актера видит, определяет роль, у него в пьесах количество героев не превышает количество актеров нашего основного состава. Хотя в каждый спектакль одного-двух героев я привлекаю из других театров.
Интервью. Георгий Делиев
Почему, по-вашему, другие театры не берутся за драматургию Барского?

Видимо, этот жанр и стиль очень особенные, непохожие на другие театральные формы. Здесь большой синтез, но все-таки основа – пантомима, школа визуального театра, театра движенческого – то, что мы вместе проходили. Поэтому большое количество монологов, диалогов, которые присутствуют в пьесах Барского, нельзя отнять от движенческих форм. На сцене не просто разговаривают актеры, там происходит действие, гэги. Много взято от немого кино, театра дель арте, европейского театра пантомимы, театра клоунады. Но при этом все равно это пьеса. Если кто-нибудь из режиссеров осмелится захватить такой широкий спектр других стилей и жанров, то, наверное, тогда ему будет под силу поставить пьесу Барского. Барскому-то интереснее, чтобы его произведения звучали не только в нашем театре. Я, естественно, не буду возражать, потому что все равно по-другому поставят. Точно могу сказать, что уникальность нашего театра заключается в оригинальной драматургии, написанной только своим автором. С одной стороны – мы варимся в своем соку, с другой – все равно развиваемся. Это нас не истощает.

Вы сразу решились на постановку пьесы или были опасения?

Вначале были опасения сразу на такую большую форму замахнуться. Но, к счастью, очень удачно прошла премьера в Одессе, в Театре музыкальной комедии. Были аншлаги, пришлось назначать дополнительные спектакли. Благодаря этому спектаклю мы смогли и финансово окрепнуть. Потом у нас были туры, хорошие гастроли по СНГ. Это был конец 90-х, многие немножко не ожидали от нас такого поворота в деятельности, они привыкли к телевизионным фильмам «Маски-шоу». На спектаклях первые 10-15 минут происходило привыкание, потом пьесы принимались хорошо. Барский стал писать другие пьесы, и так одна другой лучше.
Интервью. Георгий Делиев
Как обычно празднуете успешную премьеру?

Естественно, сладкий стол со всевозможными напитками. Шампанское, коньяк, вино, водка… Кто что пьет. Это общение. Самое главное, что приходит много друзей, говорят приятные слова… На следующий день, когда утро вечера мудренее, идет работа над поправками в спектакле. Я обычно снимаю спектакль на видео, чтобы можно было потом просмотреть, проанализировать.

Как вы отдыхаете?

Не знаю, не отдыхаю.

То есть, у вас нет специальной системы, которая бы возвращала вас к жизни после тяжелой работы, давала бы сил и энергии на новые свершения?

Нет, у каждого актера есть такая система, кто-то цигун, кто-то йогой занимается… Я другую гимнастику делаю. В молодости давал организму более спортивную нагрузку. Сейчас уже просто поддерживаю форму. Утром не бегаю, в тренажерный зал не хожу. Чередование разных проектов дает мне вроде бы как отдых. Потому что с одного на другое переключаюсь, с живописи на музыку, с музыки на телевизионные программы… Сейчас, кстати, надо немного больше прорепетировать с Олей Поляковой для телепроекта «Зірка+Зірка». Оля – трудолюбивая девушка, что является очень большой редкостью для певиц с такой внешностью. Она всегда настаивает на проведении дополнительных репетиций, подстегивает меня к действию.

Вы и художник, и певец, и актер, и режиссер… Такое разнообразие деятельности – это проявление бизнес-жилки?

Я же по первому образованию архитектор, то есть я художник. Артистом стал, будучи студентом. Мы с ребятами очень увлеченно обучались в студии пантомимы. Потом различные школы проходили. Когда собрались на базе Одесской филармонии, началось совместное развитие в профессиональной форме визуального театра. Потом стали подтягивать сюда кино, телевидение. Музыка – в фильмах были музыкальные номера… Все всегда начиналось не как бизнес, а как увлечение, постепенно превращающееся в бизнес по мере того, насколько это становилось интересным для окружающих. Если людям нравится, дело требует соответствующих вложений денег. Бизнес – это ведь просто дело, профессия… Но творчество, конечно, первичнее. Есть люди, которые планируют шоу-бизнес именно с точки зрения финансовой, административной и социальной. Просчитывают психологию массовой культуры, просчитывают, что должно стать модным, просчитывают затраты и уже на этой основе придумывают идеи и формы, а иногда даже форму раньше идеи. Такие люди, как правило, на гребне, они не опережают время, но и не отстают. Для них такой образ в жизни интересен, меня другое интересует.

На какие творческие эксперименты вы ни за что не пойдете?

Если творческие, они всегда интересны. Если я начинаю душевно резонировать с какими-то идеями и партнерами, то я принимаю участие в таком проекте. И потом, для меня какой-то проект творческий, а для другого – не творческий. Это же субъективный взгляд. Еду я, к примеру, в такси, таксист слушает музыку, которая меня просто раздражает. А ему она нравится. С другой стороны, если я поставлю музыку, которая мне нравится, она может вызвать негодование у другого…

Вы, как человек творческий, умеете творить на кухне?

Нет. Не хватает времени, и есть кому этим заниматься. Меня даже не подпускают к кухне. Кстати, и гурман я не очень тонкий. Гурманом меня вообще нельзя назвать. Нет, в еде я избирателен. Вот мой дядя покойный был настоящим гурманом. Он пробовал мясо или сыр, и сразу мог определить, хороший это продукт или плохой. Я так не могу.

Вопросы задавала Инна Левенец

Фото: deliev.com

 

Метки:

Новости партнеров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *