Главная / Цитаты / Горячий шоколад для любовницы Наполеона

Горячий шоколад для любовницы Наполеона

12 октября, 2010

В том, что «женский роман» − это вовсе не ругательство, а увлекательное и расслабляющее чтиво, можно убедиться по книгам Жульетты Бенцони. Ее творение о красавице Мирианне наверняка найдется на книжной полке у родителей. В одном из них французская писательница выбрала для своей героини отличное лекарство от любовных мук – горячий шоколад…Жюльетта Бенцони, «Язон четырех морей» (1971 г.)
…Марианна не успела спросить, в чем дело. Удивительная процессия входила в комнату. Впереди была Агата, открывшая обе створки двери, затем Жером, дворецкий, невероятно мрачный, словно он предварял покойника, а не двоих слуг, несших горшочки, коробки и чашки на большом серебряном блюде, и еще одного, нагруженного небольшой переносной печкой. За ними следовали два поваренка, с каким-то благоговейным почтением удерживая маленький котелок, с виду очень горячий. Наконец, замыкая шествие, с величественной значительностью жреца, идущего к алтарю, чтобы исполнить особо важный обряд, появился знаменитый Антонен Карем, личный повар князя Беневентского, человек исключительный, вызывавший зависть у всей Европы, включая императора.
Марианна не совсем понимала, что собирается делать знаменитый повар в ее комнате со всем этим снаряжением, но она достаточно долго прожила в доме Талейрана, чтобы понять, что появление Карема представляет собой высочайшую честь, по правилам хорошего тона требующую от нее проявления соответствующих чувств… из боязни увидеть Карема, ужасно чувствительного, как все подлинные артисты, задетым и причисляющим ее к недостойным людям.
Так что она с предупредительностью ответила на приветствие короля поваров и с внимательным видом выслушала его торжественную речь, которую он адресовал ей, дойдя до середины комнаты. В последних словах Карем сообщил, что г-н де Талейран, в высшей степени озабоченный состоянием здоровья светлейшей княгини и с большим сожалением узнав, что она отказывается от пищи, долго советовался по этому поводу с ним, Каремом, и что оба они пришли к выводу, что необходимо поднести светлейшей княгине самые необыкновенные блюда, чтобы поскорее вернуть ей силу и здоровье, причем сделать это так, чтобы для нее было невозможным отказаться от них.

…Марианна, повеселев от высокопарного слога знаменитого повара, в таких же цветистых выражениях поблагодарила и сказала, что она будет очень счастлива еще раз попробовать одно из несравненных чудес, появляющихся словно из сказочного источника с помощью изобретательного ума и волшебных рук г-на Карема. После чего она учтиво осведомилась, что именно ей предстоит отведать.
− Шоколад, сударыня, простой шоколад, рецепт которого составил господин советник Брила-Саварен, но я имел чести улучшить его. Смею утверждать, что, выпив всего одну чашку этого волшебного напитка, госпожа княгиня станет совсем другой женщиной!

А именно этого и желала Марианна! Ощутить себя другой женщиной − просто мечта! Особенно если эта другая женщина сможет обладать совершенно свободным и беззаботным сердцем. Тем временем, прервав разговор. Карем, которому один из его помощников закрыл громадным, сияющим белизной передником красивый бархатный костюм, начал священнодействовать. Маленький котелок был поставлен на печку, и торжественно снятая с него крышка позволила вырваться ароматному пару, тут же весело разлетевшемуся по всей комнате. Затем с помощью золотой ложки Карем стал добавлять в котелок содержимое различных горшочков, которые с благоговением открывали его помощники, сопровождая это действо пояснениями:
− Осмелюсь утверждать, что этот шоколад, продукт творчества многих весьма достойных особ, уже сам представляет собой подлинное произведение искусства. Итак, бурлящий в этом котелке шоколад сварен еще вчера, как рекомендует знаток этого дела госпожа д’Арестрель, настоятельница монастыря в Бельвью, чтобы суточный отдых придал ему максимальную мягкость. Он приготовлен из смеси трех сортов какао: венесуэльского, бразильского и с острова Святой Мадлены. Но чтобы приготовить то, что господин советник Брила-Саварсн по праву называет «шоколадом немощных», необходимо прибегнуть к изощренной точности китайцев и добавить в него ванили, корицы, чуточку мускатного ореха, пудры из тростникового сахара и особенно несколько крупинок амбры, являющейся главным элементом этого почти волшебного напитка. Что касается моего личного вклада, он состоит из нарбоннского меда, мелко истолченного поджареного миндаля, свежих сливок и нескольких капель отменного коньяка. Если госпожа княгиня готова оказать мне высокую честь…

По мере того как он говорил. Карем добавлял различные специи в шоколад, затем, дав ему покипеть немного, с бесконечными предосторожностями наполнил чашку из тонкого фарфора, поставил ее на блюдо и торжественно поднес к кровати больной. Аромат шоколада поплыл под сине-зеленым балдахином, окутав Марианну своим сладостным потоком.
Понимая, что она исполняет своеобразный ритуал, молодая женщина окунула губы в густой горячий напиток под строгим взглядом Карема. Взглядом, который предупреждал, чтобы она не посмела признать его плохим. Напиток был очень сладкий, очень приятный, но такой горячий, что Марианна не смогла разобрать его вкус, хотя заметила, что запах амбры ничего не добавил к нему.
− Это очень вкусно, − решилась она заметить после двух-трех мучительных глотков.
− Надо выпить все! − настоятельно предписал Карем. − Такое количество необходимо, чтобы ощутить его действие.
Марианна собралась с духом и, обжигаясь, выпила всю чашку. Горячая волна прокатилась по ее телу. У нее появилось ощущение, что через нее течет огненная река. Красная, как вареный рак, вся в поту, но на удивление окрепшая, она откинулась на подушки, адресовав Карему признательную улыбку.
− Я уже чувствую себя лучше, − сказала она. − Вы волшебник, господин Карем!
− Я − нет, госпожа княгиня, но поваренное искусство − да!..
Оставаясь таким же величественным, Карем снял фартук, небрежным жестом бросил его своим помощникам и с поклоном, которому позавидовал бы любой придворный, покинул комнату Марианны.
− Как ты себя чувствуешь? − смеясь спросила Фортюнэ, оставшись наедине с подругой.
− Во мне все кипит, но уже нет той слабости! Однако слегка побаливает голова.
Фортюнэ молча налила в чашку несколько капель шоколада г-на Карема и выпила их с видимым удовольствием, закрыв глаза, как лакомящаяся молоком кошка.
− Знаешь, почему Брила-Саварен окрестил свой напиток «шоколадом немощных»? Это, моя дорогая, потому, что амбра придает ему неоценимое достоинство возбуждать похоть…
− Похоть? − воскликнула шокированная Марианна. − Но я не нуждаюсь в этом!
− Ты думаешь? Талейран − старый плут, Марианна, и он прекрасно понял, что вернуть тебе вкус к любви − это лучший способ вернуть и вкус к жизни.

Метки:

Новости партнеров

1 комментарий

Комментарии: Горячий шоколад для любовницы Наполеона

  • cocteleman
    Октябрь 12, 2010 at 6:33 пп

    да, шоколад осенью — то, что надо :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *